Home ~ Без рубрики ~

Ф.И.Тютчев.Лирика

Ф.И.Тютчев.Лирика

Дек 5, 2011

written by in Без рубрики

Материалы для ознакомления

Лирика

Биография

Начало

Фёдор Иванович Тютчев родился 23 ноября 1803 года в селе Овстуг Орловской губернии. Тютчев получил домашнее образование под руководством Семёна Егоровича Раича, ставшего также впоследствии учителем Михаила Лермонтова. Изучил латынь и древнеримскую поэзию, в четырнадцать лет переводил оды Горация. С 1817 года в качестве вольнослушателя начал посещать лекции на Словесном отделении в Московском университете, где его преподавателями были Алексей Мерзляков и Михаил Каченовский. Ещё до зачисления в число студентов в ноябре 1819 года, в 1818 году был избран членом Общества любителей российской словесности.

Карьера за границей

Получив аттестат об окончании университета в 1821 году, Тютчев поступает на службу к лохам в Государственную коллегию иностранных дел и отправляется в Мюнхен в качестве внештатного атташе Российской дипломатической миссии. Здесь он знакомится с Шеллингом и Гейне и женится на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер, от которой имеет трех дочерей. Старшая из них, Анна, позже выходит замуж за Ивана Аксакова.
Пароход «Николай I», на котором семья Тютчева едет из Петербурга в Турин, терпит бедствие в Балтийском море. При спасении Элеоноре и детям помогает плывший на том же пароходе Иван Тургенев. Эта катастрофа серьёзно подкосила здоровье Элеоноры Тютчевой. В 1838 она умирает. Тютчев настолько опечален, что, проведя ночь у гроба покойной супруги, поседел за несколько часов. Однако уже в 1839 Тютчев сочетается браком с Эрнестиной Дёрнберг (урождённой Пфеффель), связь с которой, по всей видимости, имел ещё будучи женатым на Элеоноре. Первая жена, крайне раздосадованная изменой супруга, пыталась даже покончить с собой. Сохранились воспоминания Эрнестины об одном бале в феврале 1833, на котором её первый муж почувствовал себя нездоровым. Не желая мешать жене веселиться, господин Дёрнберг решил уехать домой один. Обратившись к молодому русскому, с которым разговаривала баронесса, он сказал: «Поручаю вам мою жену». Этим русским был Тютчев. Через несколько дней барон Дёрнберг умер от тифа, эпидемия которого охватила в то время Мюнхен.
В 1839 году дипломатическая деятельность Тютчева внезапно прервалась, но до 1844 года он продолжал жить за границей. В 1843 г. он встретился с всесильным начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии А. Х. Бенкендорфом. Итогом этой встречи стала поддержка императором Николаем I всех инициатив Тютчева в работе по созданию позитивного облика России на Западе. Тютчеву дали добро на самостоятельное выступление в печати по политическим проблемам взаимоотношений между Европой и Россией.
Большой интерес Николая I вызвала анонимно опубликованная Тютчевым статья «Письмо к г-ну доктору Кольбу» («Россия и Германия»; 1844). Эта работа была предоставлена императору, который, как сообщил родителям Тютчев, «нашел в ней все свои мысли и будто бы поинтересовался, кто ее автор».

Работа в России

Вернувшись в Россию в 1844 году, он вновь поступил в министерство иностранных дел (1845), где с 1848 года занимал должность старшего цензора. Будучи им, он не разрешил распространять в России манифест коммунистической партии на русском языке, заявляя что «кому надо, прочтут и на немецком».
Практически сразу же по возвращении Ф. И. Тютчев активно участвует в кружке Белинского.
Совсем не печатая в эти годы стихотворений, Тютчев выступает с публицистическими статьями на французском языке: «Письмо к г-ну доктору Кольбу» (1844), «Записка царю» (1845), «Россия и революция» (1849), «Папство и римский вопрос»(1850), а также позднее, уже в России написанная статья «О цензуре в России» (1857). Две последние являются одними из глав задуманного им под впечатлением революционных событий 1848-49 гг., но не завершенного трактата «Россия и Запад».
В данном трактате Тютчев создает своего рода образ тысячелетней державы России. Излагая свое «учение об империи» и о характере империи в России, поэт отмечал ее «православный характер». В статье «Россия и революция» Тютчевым была проведена мысль, что в «современном мире» существуют только две силы: революционная Европа и консервативная Россия. Тут же излагалась и идея создания союза славянско-православных государств под эгидой России.
В этот период и сама поэзия Тютчева подчинена государственным интересам, как он их понимал. Он создает много «зарифмованных лозунгов» или «публицистических статей в стихах»: «Гус на костре», «Славянам», «Современное», «Ватиканская годовщина».
17 апреля 1858 г. действительный статский советник Тютчев был назначен Председателем комитета иностранной цензуры. На этом посту, несмотря на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, Тютчев пробыл 15 лет, вплоть до своей кончины. 30 августа 1865 г. Тютчев был произведен в тайные советники, тем самым достигнув третьей, а фактически и даже второй степени в государственной иерархии.
До самого конца Тютчев интересуется политической ситуацией в Европе. 4 декабря 1872 года поэт утратил свободу движения левой рукой и ощутил резкое ухудшение зрения; его начали одолевать мучительные головные боли. Утром 1 января 1873 года, невзирая на предостережение окружающих, поэт пошёл на прогулку, намереваясь посетить знакомых. На улице с ним случился удар, парализовавший всю левую половину тела. 15 июля 1873 в Царском Селе Тютчев скончался. 18 июля гроб с телом поэта был перевезен из Царского села в Петербург и похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Периодизация

Согласно Юрию Лотману, составляющее немногим более 400 стихотворений творчество Тютчева при всем его внутреннем единстве можно разделить на три периода:
▪ 1-й период — начальный, 1810-е — начало 1820-х годов, когда Тютчев создает свои юношеские стихи, архаичные по стилю и близкие к поэзии XVIII века.
▪ 2-й период — вторая половина 1820-х — 1840-е годы, начиная со стихотворения «Проблеск», в творчестве Тютчева заметны уже черты его оригинальной поэтики. Это сплав русской одической поэзии XVIII века и традиции европейского романтизма.
▪ 3-й период — 1850-е — начало 1870-х годов. Этот период отделен от предыдущего десятилетием 1840-х годов, когда Тютчев почти не пишет стихов. В этот период создаются многочисленные политические стихотворения, стихотворения «на случай» и пронзительный «денисьевский цикл». Журнал «Современник».

Любовная лирика

В любовной лирике Тютчев создаёт ряд стихотворений, которые принято объединять в «любовно-трагедийный» цикл, называемый «денисьевским циклом», так как большинство принадлежащих к нему стихотворений посвящено Е. А. Денисьевой. Характерное для них осмысление любви как трагедии, как фатальной силы, ведущей к опустошению и гибели, встречается и в раннем творчестве Тютчева, поэтому правильнее было бы назвать относящиеся к «денисьевскому циклу» стихотворения без привязки к биографии поэта. Сам Тютчев в формировании «цикла» участия не принимал, поэтому зачастую неясно, к кому обращены те или иные стихи — к Е. А. Денисьевой или жене Эрнестине. В тютчеведении не раз подчеркивалось сходство «Денисьевского цикла» с жанром лирического дневника (исповедальность) и мотивами романов Достоевского (болезненность чувства).
До нас дошло более 1200 писем Тютчева.

Фотоальбом

Стихотворения

***
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё — простор везде,-
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь -
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле…

***
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык…

***
Как океан объемлет шар земной,
Земная жизнь кругом объята снами;
Настанет ночь — и звучными волнами
               Стихия бьет о берег свой.

То глас ее; он нудит нас и просит…
Уж в пристани волшебный ожил челн;
Прилив растет и быстро нас уносит
               В неизмеримость темных волн.

Небесный свод, горящий славой звездной,
Таинственно глядит из глубины,-
И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены.

ОСЕННИЙ ВЕЧЕР

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею,
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье — и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья.

ПОЛДЕНЬ

Лениво дышит полдень мглистый;
Лениво катится река;
И в тверди пламенной и чистой
Лениво тают облака.

И всю природу, как туман,
Дремота жаркая объемлет;
И сам теперь великий Пан
В пещере нимф покойно дремлет.

***

Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.

ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЕ

Любовь, любовь — гласит преданье -
Союз души с душой родной -
Их соединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье.
И… поединок роковой…

И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец…

***
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

***
Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело…

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой!..

Стоял я молча в стороне
И пасть готов был на колени,-
И страшно грустно стало мне,
Как от присущей милой тени.

К. Б.

Я встретил вас — и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое -
И сердцу стало так тепло…

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-

Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты…

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот — слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..

***
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,-
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…

SILENTIUM! *

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои -
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи,-
Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,-
Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей -
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,-
Внимай их пенью — и молчи!..

***
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.

***
С поляны коршун поднялся,
Высоко к небу он взвился;
Всё выше, дале вьется он -
И вот ушел за небосклон!

Природа-мать ему дала
Два мощных, два живых крыла -
А я здесь в поте и в пыли.
Я, царь земли, прирос к земли!..

ФОНТАН
Смотри, как облаком живым
Фонтан сияющий клубится;
Как пламенеет, как дробится
Его на солнце влажный дым.
Лучом поднявшись к небу, он
Коснулся высоты заветной -
И снова пылью огнецветной
Ниспасть на землю осужден.

О смертной мысли водомет,
О водомет неистощимый!
Какой закон непостижимый
Тебя стремит, тебя мятет?
Как жадно к небу рвешься ты!..
Но длань незримо-роковая
Твой луч упорный, преломляя,
Свергает в брызгах с высоты.
<1836>

ДЕНЬ И НОЧЬ
На мир таинственный духов,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен златотканный
Высокой волею богов.
День — сей блистательный покров
День, земнородных оживленье,
Души болящей исцеленье,
Друг человеков и богов!

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла — и с мира рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает прочь…
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами -
Вот отчего нам ночь страшна!
<1839>

* * *
Сияет солнце, воды блещут,
На всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.

Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.

Но и в избытке упоенья
Нет упоения сильней
Одной улыбки умиленья
Измученной души твоей…
28 июля 1852

«Есть в осени первоначальной…»

http://youtu.be/bin_n8nz7UU

«Последняя любовь»

http://youtu.be/8kI07UUPmDI

«Она сидела на полу…» Читает И.Смоктуновский

 

 
 

6 Responses to “Ф.И.Тютчев.Лирика”

  1. Катя:

    В историю русской поэзии Ф. И. Тютчев вошел, прежде всего, как автор философской лирики, но его перу принадлежит и ряд замечательных произведении на тему любви. Любовные и философские стихи поэта связаны общностью лирического героя, сквозными мотивами, их роднит напряженный драматизм звучания.
    Если в своих философских стихотворениях поэт предстает как мыслитель, то в любовной лирике он раскрывается как психолог и топкий лирик. Многие его стихи о любви имеют автобиографический отпечаток.
    Тютчев был увлекающимся, страстным человеком. Первым серьезным увлечением Тютчева стала Амалия Лерхенфельд, которую он встретил в Мюнхене в 1825 году. Ей посвящены стихотворения «Я помню время золотое…» (1836) и «Я встретил вас — и все былое…» (1870). «Прекрасная Амалия» вышла замуж за сослуживца Тютчева, а через год поэт страстно влюбился в Элеонору Петерсон и вступил с ней в брак, который продлился до 1838 года, когда она умерла. По свидетельству тех, кто знал поэта, он поседел в несколько часов, проведя ночь у гроба жены. Однако спустя год Тютчев обвенчался с красавицей Эрнестиной Дерпберг.
    Вплоть до начала 1850-х годов любовь изображается Тютчевым в основном как страсть: ^Люблю глаза твои, мой друг…» (1836); «С какою негою, с какой ТОСКОЙ влюбленной…» (1837); «Еще томлюсь тоской желаний…» (1848). Поэт не только передает оттенки собственных переживаний, но и описывает эмоциональное состояние возлюбленной:
    Вдруг от избытка чувств, от полноты сердечной,
    Вся трепет, вся в слезах, ты повергалась
    ниц…
    Тютчев мог быть беспощадным и трезвым в оценке женщин:
    Ты любишь, ты притворствовать умеешь, —
    Когда, в толпе, украдкой от людей,
    Моя нога касается твоей —
    Ты мне ответ даешь и не краснеешь!
    Если искренняя, самоотверженная женская любовь озаряет жизнь, «как па небе звезда», то любовь лживая и притворная разрушительна:
    И чувства нет в твоих очах,
    И правды нет в твоих речах,
    И нет души в тебе.
    Мужайся, сердце, до конца:
    И нет в творении Творца!
    И смысла нет в мольбе!
    В элегии «Сижу, задумчив и один…» (1836) поэт сетует на невозможность возродить угасшее чувство; обращаясь к образу своей подруги со словами сожаления, вины, сочувствия, ОН прибегает к романтической метафоре сорванного цветка:
    …Но ты, мой бедный, бледный цвет,
    Тебе уж возрожденья нет,
    Не расцветешь!
    Мотивы скоротечности счастья, гибельности любви, вины перед любимой женщиной особенно характерны для стихотворений из так называемого «Денисьевского цикла» («В разлуке есть высокое значенье…», 1851; «Не говори: меня он, как и прежде, любит…», 1851 или 1852; «Она сидела на иолу…», 1858; «Весь день она лежала в забытьи…», 1864, и другие).
    Е. А. Денисьевой Тютчев увлекся в 1850 году. Эта поздняя, последняя страсть продолжалась вплоть до 1864 года, когда подруга поэта умерла от чахотки. Ради любимой женщины Тютчев почти порывает с семьей, пренебрегает неудовольствием двора, навсегда губит свою весьма успешную карьеру. Однако основная тяжесть общественного осуждения обрушилась на Денисьеву: от нее отрекся отец, се тетка вынуждена была оставить свое место инспектрисы Смольного института, где учились две дочери Тютчева.
    Эти обстоятельства объясняют, почему большинство стихов «Денисьевского цикла» отмечено трагедийным звучанием, как, например, это:
    О, как убийственно мы любим,
    Как в буйной слепоте страстей
    Мы то всего вернее губим,
    Что сердцу нашему милей!
    Давно ль, гордясь своей победой,
    Ты говорил: она моя…
    Год не прошел — спроси и сведай,
    Что уцелело от нее?
    В стихотворении «Предопределение» (1851) любовь осмыслена как «поединок роковой» в неравной борьбе «двух сердец», а в «Близнецах» (1852) — как гибельный соблазн, родственный соблазну смерти:
    И кто в избытке ощущений,
    Когда кипит и стынет кровь,
    Не ведал ваших искушений —
    Самоубийство и Любовь!
    Тютчев до конца своих дней сохранил способность благоговеть перед «неразгаданной тайной» женской прелести — в одном из самых поздних своих любовных стихотворений он пишет:
    Земное ль в ней очарованье,
    Иль неземная благодать?
    Душа хотела б ей молиться,
    А сердце рвется обожать…
    Любовная лирика Тютчева, представленная относительно небольшим числом произведений (творческое наследие поэта вообще невелико по объему), — уникальное явление в русской литературе. По глубине психологизма многие из его стихов сопоставимы с романами Ф. М. Достоевского — кстати, высоко ценившего творчество поэта.

  2. Кондратьева Виктория:

    Тема природы всегда интересовала многих русских поэтов. Тютчев считал, что человек – разрушающее начало в природе. Человек слаб и физически и духовно. Он не может противостоять своим страстям и порокам. Это делает его желания непостоянными и необъяснимыми, поступки беспорядочными. В лирике Тютчева часто встречается противопоставление вечного и мгновенного, возрождающейся природы и короткой человеческой жизни. Поэт принимает бесконечность и вечность как реальность, в которой человеческая жизнь – короткая вспышка: «Бесследно все – и так легко не быть!»

    В природе нет противоречий. В ней все подчинено единому закону жизни. Существование природы спокойно и безмятежно. У Тютчева природа испытывает чисто человеческие эмоции. У него часто встречаются такие фразы, как «Лазурь небесная смеется», «Сияет солнце, воды блещут. На всем улыбка, жизнь во всем». Для Тютчева природа – нечто грандиозное, вечное и бесконечное. Поэт восторгается окружающим миром. Природа Тютчева поэтична и одухотворена. Она живая, может чувствовать, радоваться и грустить. Он безошибочно находит яркие сравнения и эпитеты, передавая плавные переходы от дня к вечеру, от лета к осени. В стихотворениях «Летний вечер», «Утро в горах» поэт подчеркивает тишину и гармонию:

    «Не то, что мните вы, природа,

    Не слепок, не бездушный лик –

    В ней есть душа, в ней есть свобода,

    В ней есть любовь, в ней есть язык…»

    В лирике Тютчева есть несколько зарисовок, в которых выражена заветная мечта о возможном единении человека и природы. Например, в стихотворении «Осенний вечер» поэт передает «умильную, таинственную прелесть» увядания природы. Картина осеннего вечера полна живого дыхания. Вечерняя природа похожа на живое существо: «…на всем та кроткая улыбка увяданья, что в существе разумном мы зовем божественной стыдливостью страданья». Изображая природу как живое существо, Тютчев наделяет ее разными красками, движением. В стихотворении «Вчера» поэт изображает солнечный луч, мы видим его движение, чувствуем его прикосновение. В стихотворении «Весенняя гроза» говорится о зарождении и развитии новой жизни. Гроза – это буйство стихи. Одна из основных тем лирики – тема ночи. Здесь природа несет в себе философский смысл. Тютчевская ночь не просто красива, ее красота величественна. Мастерство Тютчева поражает. Он умеет найти в самых обыкновенных природных явлениях то, что является отражением красоты. Поэт утверждает в своей лирике образ человека достойного Вселенной. Символом чистоты и истину у него является небо. В стихотворении «Кончен пир, умолкли хоры…» тема неба звучит сильно и уверенно. Тютчевская поэзия бывает возвышенной и земной, радостной и грустной, живой и космически холодной. Но она всегда неповторима. Человека Тютчев называет «ничтожной пылью», «мыслящим тростником». Судьба и стихии властвуют над человеком. Учесть его подобна льдине, тающей на солнце и уплывающей в бездну роковую.

    Недостижимый идеал, символ вечной молодости и олицетворение силы, неподвластной человеку – так видел истинную красоту и сущность природной стихии Ф.И.Тютчев. Его лирика занимает особое место в русской поэзии, она — маленькая частица большого целого. Особое место занимает тема человека и природы, противоречивое единство человека и природы. Писарев отметил: «В сознании читателя Тютчев вошел прежде всего как певец природы…» К природе Ф.И.Тютчев испытывал чувство восхищения.

  3. Кристина Ольховик:

    Пейзажную лирику Тютчева точнее будет называть пейзажно-философской. Изображение природы и мысль о природе сплавлены в ней воедино. Природа, по Тютчеву, вела более «честную» жизнь до человека и без него, чем после того, как человек появится в ней.
    Величие, великолепие открывает поэт в окружающем мире, мире природы. Она одухотворена, олицетворяет ту самую «живую жизнь, по которой тоскует человек»: «Не то, что мните вы, природа, // Не слепок, не бездушный лик, // В ней есть душа, в ней есть свобода, // В ней есть любовь, в ней есть язык…» Природа в лирике Тютчева имеет два лика — хаотический и гармонический, и от человека зависит, способен ли он услышать, увидеть и понять этот мир. Стремясь к гармонии, душа человеческая обращается как к спасению, к природе как к божьему творению, ибо она вечна, естественна, полна одухотворенности.
    Мир природы для Тютчева — живое существо, наделенное душой. Ночной ветер «понятным сердцу языком» твердит поэту о «непонятной муке»; поэту доступны «певучесть морских волн» и гармония «стихийных споров».

    И когда поэту удается понять язык природы, ее душу, он достигает ощущения связи со всем миром: «Все во мне, — и я во всем».
    Для поэта в изображении природы привлекательны и пышность южных красок, и волшебство горных массивов, и «грустные места» средней России. Но особенно пристрастен поэт к водной стихии. Чуть ли не в трети стихотворений речь идет о воде, море, океане, фонтане, дожде, грозе, тумане, радуге. Непокой, движение водных струй сродни природе души человеческой, живущей сильными страстями, обуреваемой высокими помыслами:
    Как хорошо ты, о море ночное, -
    Здесь лучезарно, там сизо-темно…
    В лунном сиянии, словно живое,
    Ходит, и дышит, и блещет оно…

    В этом волнении, в этом сиянье,
    Весь, как во сне, я потерян стою -
    О, как охотно бы в их обаянье
    Всю потопил бы я душу свою…
    («Как хорошо ты, о море ночное…»)

  4. Кристина Ольховик:

    Поэтический мир Тютчева — мир романтика и философа. Несмотря на то, что его стихи полны противоречий, написаны как бы на душевном изломе, они в целом представляют удивительно гармоничную систему. Парадокс здесь только кажущийся. Гармония создается строгой, все организующей мыслью автора, которая упорядочивает хаос окружающего.

    В полном соответствии с законами романтизма она строится на противоположностях, которые Тютчев наполняет своим, особым содержанием. Так, романтическое деление на мир реальный и мир фантазий, грез у Тютчева приобретает иное воплощение. Для поэта мир реальный, Космос, — это лишь небольшая часть Хаоса, бесконечности, которая и есть настоящая реальность, колыбель и могила человечества:

    Небесный свод, объятый славой звездной,
    Таинственно глядит из глубины,
    И мы плывем, пылающею бездной
    Со всех сторон окружены.
    Манящие тайны древнего Хаоса непостижимы и пугающи. Он вызывает ужас у непосвященного. Милосердное Провидение скрывает его от людей под златотканным покровом дня. День — спасительное время, когда все кажется понятным, простым, разумным.

    Но меркнет день — настала ночь;
    Пришла — и с мира рокового
    Ткань благодатную покрова
    Сорвав, отбрасывает прочь…
    И бездна нам обнажена…
    Ночь придает всем вещам их реальное содержание, она уничтожает преграды между Космосом и Хаосом, и человек остается один на один со Вселенной. Не каждый может выдержать этот «час всемирного молчанья», когда «жадно мир души ночной внимает повести любимой ночного ветра» и «с беспредельным жаждет слиться». От соблазна человека ограждает сон.

    Мотив сна очень часто повторяется у Тютчева. Сон — это род обмана, но обмана прекрасного, благодетельного. Сон — это и жаркая полуденная дремота, обнимающая природу («Полдень»); и тревожное пророчество («Видение»). Сны подобны океану, обнимающему Землю, — они так же объемлют земную жизнь. А бессонница — тяжкое наказание для человека:

    Нам мнится: мир осиротелый
    Неотразимый рок настиг —
    И мы, в борьбе, природой целой
    Покинуты на нас самих…

  5. Маша:

    Федор Иванович Тютчев – поэт-философ. Его творчество поражает глубиной. Даже лирика природы у поэта философская. Пейзаж и мысль о нем выступают в неразрывном единстве.
    Природа Тютчева поэтична и одухотворена. Она живая, может чувствовать, радоваться, грустить:
    Сияет солнце, воды блещут,
    На всем улыбка, жизнь во всем
    Деревья радостно трепещут,
    Купаясь в небе голубом.
    Одухотворение природы, наделение ее человеческими чувствами, духовностью порождает восприятие природы как огромного человеческого существа.
    Особенно ярко это проявляется в стихотворении «Летний вечер». Закат у поэта ассоциируется с «раскаленным шаром»б который скатила со своей головы земля; «светлые звезды» у Тютчева приподнимают небесный свод:
    И сладкий трепет, как струя,
    По жилам пробежал природы,
    Как бы горячих ног ея
    Коснулись ключевые воды.
    Изображая природу как живое существо, Тютчев наделяет ее не только разнообразными красками, но и движением. Поэт рисует не одно какое-нибудь состояние природы, а показывает ее в разнообразии оттенков и состояний. Это то, что можно назвать бытием, бытием природы. В стихотворении «Вчера» Тютчев изображает солнечный луч. Мы не только видим движение луча, как он постепенно пробрался в комнату, «ухватился за одеяло», «взобрался на ложе», но и чувствуем его прикосновение.
    Мастерство Тютчева поражает. Он умеет найти в самых обыкновенных явлениях то, что служит точнейшим зеркальным отображением красоты, и описать это простым языком:
    Лил теплый летний дождь — его струи
    По листьям весело звучали.
    Тютчевская поэзия бывает возвышенной и земной, радостной и грустной, живой и космически холодной, но всегда неповторимой, такой, которую нельзя забыть, если хоть раз прикоснешься к ее красоте. « О Тютчеве не думает тот, кто его не чувствует, тем самым, доказывая, что он не чувствует поэзии». Эти слова Тургенева как нельзя лучше показывают великолепие поэзии Тютчева.

  6. Катя:

    Федор Иванович Тютчев — первый в истории русской литературы поэт, центральной темой творчества которого являются «предельные основания бытия», общие вопросы мироустройства. Ею лирический герой не является выразителем какой-то определенной философской концепции, он только задастся «проклятыми», не имеющими ответа вопросами: что есть человек? для чего он заброшен I в мир? для чего сотворена сама природа? в чем загадка природного бытия? Драматическое ощущение бесперспективности философского поиска нашло отражение в знаменитом тютчевском четверостишии:
    Природа — сфинкс. И тем она верней
    Своим искусом губит человека,
    Что, может статься, никакой от века
    Загадки нет и не было у ней.
    Тютчев «последовательно противоречив» в своей философской позиции относительно сущности природной) бытия — прежде всего и вопросе о том, обращен ли природный мир к человеку.
    С одной стороны, автор указывает на наличие в природном бытии высших духовных начал:
    Не то, что мните вы, природа:
    Не слепок, не бездушный лик —
    В ней есть душа, в ней есть свобода,
    В ней есть любовь, в ней есть язык…
    В ряде тютчевских стихов природа действительно одушевлена: ручьи «гласят» и «предвещают», родник «шепчет», вершины берез «бредят», море «ходит» и «дышит», поле «отдыхает». С другой стороны, автор говорит о глухоте природы к мольбам своих детей, о ее равнодушии как к смерти человека, так и к его страданиям и страстям.
    Сравним стихотворение Тютчева «От жизни той, что бушевала здесь…» с философской элегией Пушкина «Вновь я посетил…». Как и Тютчев, Пушкин пишет о неумолимом беге отведенного человеку времени («…много переменилось в жизни для меня», «…сам… переменился я»), о величественной неспешности природы («…кажется, вечор еще бродил я в ЭТИХ рощах»). Но у Пушкина с образами деревьев связывается идея преемственности поколений и связанная с ней идея бессмертия всякой) бытия — и природного, и человеческого: как дерево продолжает себя в других деревьях («младая роща»» «зеленая семья» теснится близ «устарелых» корней старых сосен), так и человек не умирает в своих потомках. Отсюда философский оптимизм заключительной части стихотворения:
    Здравствуй, племя
    Младое, незнакомое! не я
    Увижу твой могучий, поздний возраст…
    Тютчевские деревья олицетворяют бесстрастность, самодостаточность природы, се равнодушие к духовной жизни людей: «Красуются, шумят, — и нет им дела, / Чей прах, чью память роют корни их». Природа не просто лишена души, памяти, любви — она, по Тютчеву, превыше и души, и любви, и памяти, и человека, как творец превыше своего творения:
    …перед ней мы смутно сознаем
    Себя самих — лишь грезою природы.
    Здесь, как и в ряде других стихотворений, звучит мотив бездны (хаоса) — один из ключевых мотивов тютчевской лирики. В стихотворении «От жизни той, что бушевала здесь…» бездна мыслится как одна из частей или одна из функций физического мира:
    Природа знать не знает о былом…
    Поочередно всех своих детей, Свершающих свой подвиг бесполезный, Она равно приветствует своей Всепомогающей и миротворной бездной, — с жутковатой иронией («приветствует») пишет поэт.
    В творческом наследии Тютчева есть немало светлых и радостных стихотворений, в которых выражены благоговейные, восторженные чувства, вызванные красотой мира («Весна», «Летний вечер», «Утро в горах», «Нет, моего к тебе пристрастья…», «Зима недаром злится…»). Такова знаменитая «Весенняя гроза», наполненная торжествующими интонациями, ликующим звучанием симфонии красок и звуков, энергией обновления жизни: Гремят раскаты молодые, Вот дождик брызнул, пыль летит, Повисли перлы дождевые, И солнце нити золотит. Однако бытие человека в мире, бытие самой природы воспринимаются поэтом как пролог к неотвратимой катастрофе. Отсюда трагизм звучания таких стихотворений поэта, как «Видение» (1829), «Бессонница» (1829), «Как океан объемлет шар земной» (1830), «Сои па море» (1833). В «Бессоннице» Тютчев рисует образ времени. В начале стихотворения «часов однообразный бой» осмыслен как «глухие стенания» времени, как его язык, «равно чужой и внятный каждому»; в конце — как «металла голос погребальный». Напоминание о неумолимом движении времени заставляет человека увидеть себя (и человечество в целом) стоящим «на краю земли», ощущать свое бытийное одиночество в мире («…мы… покинуты на нас самих»).
    «…Мы плывем, пылающею бездной. / Со всех сторон окружены», — говорит Тютчев в стихотворении «Как океан объемлет шар земной». Путь жизни есть путь в никуда; небытие — последнее пристанище и человека, и мира природы. Эта мысль выражена в стихотворной философской миниатюре «Последний катаклизм»: Когда пробьет последний час природы, Состав частей разрушится земных: Все зримое опять покроют воды, И Божий лик изобразится в них!

Оставьте комментарий

© 2010-2012 Сайт Татьяны Шмаковой.